Русская Православная Церковь (Московский Патриархат)
Восточное викариатство г. Москвы

«От Восток солнца
до Запад хвально Имя Господне» (Пс.112:3)

ПАТРИАРШАЯ ПРОПОВЕДЬ В НЕДЕЛЮ 31-Ю ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ ПОСЛЕ ЛИТУРГИИ В ХРАМЕ ВСЕХ ПРЕПОДОБНЫХ ОТЦЕВ КИЕВО-ПЕЧЕРСКИХ В СТАРЫХ ЧЕРЕМУШКАХ Г. МОСКВЫ

Опубликовано: 30 декабря 2018

Категории: Патриарх

Церковь не является политической организацией, она отделена от государства, но она объединяет единомышленников, она объединяет народ Божий, в задачу которого входит хранение веры.

30 декабря 2018 года, в Неделю 30-ю по Пятидесятнице, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в храме Всех преподобных отцев Киево-Печерских в Старых Черемушках города Москвы. По окончании богослужения Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к верующим с проповедью.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодняшнее воскресенье на языке церковного устава именуется Неделей праотцев. Что это за праотцы? О ком идет речь? Праотцы — это все те святые люди, которые, начиная с самой глубокой древности, предшествовали Господу и Спасителю, Мессии, а многие из них о Нем проповедовали. Они жили в языческом окружении, но даже в недрах избранного народа эти святые мужи за свою проповедь нередко расплачивались собственной жизнью. Потому что они возвещали те самые идеи, которые затем были ярко представлены в Новом Завете, но с трудом воспринимались ветхозаветным сознанием.

Вот поэтому мы и вспоминаем святых праотцев — тех, кто задолго до Рождества Христа Спасителя предвозвещал Его пришествие в мир. Не только потому, что они верили в обетование, которое было дано Адаму в раю, — что Семя Жены сотрет главу змия, то есть придет Некто, Кто разрушит власть диавола в роде человеческом (см. Быт. 3:15). Но еще и потому, что они жизнью своей предвосхищали появление нового образа жизни, в основе которого — великие заповеди, принесенные роду человеческому Господом и Спасителем.

Святые праотцы принадлежали к разным сословиям. Среди них были цари, пророки, люди, умудренные опытом, имевшие очень большой авторитет в избранном народе. Мы знаем, что избранный народ первоначально возглавляли харизматические духовные вожди, которым на смену пришли цари. Древние израильтяне решили, что именно царь как светский владыка, сосредоточив в своих руках и законодательную, и исполнительную, и судебную, и военную власть, сможет обеспечить победу своего народа над врагами. Долгое время у израильтян такого лидера не было, — они верили, что ими управляет Бог, как управлял Он их предками, выведя из Египта и сохранив в море окружавшего идолопоклонства. Но слабость веры привела к тому, что в какой-то момент древние израильтяне отказались от того, чтобы Бог ими управлял. Правление, известное в истории как теократия, то есть управление Богом через духоносных мужей, именуемых судьями, сменилось установлением царской власти. И когда к последнему судье, пророку Самуилу, израильтяне обратились с просьбой поставить царя, Господь сказал Самуилу: «не тебя они отвергли, но отвергли Меня» (1 Цар. 8:7).

Эта история может научить многому и нас, современных людей. Конечно, речь идет не о государственном строе или светском характере государства, — все эти вопросы давно решены и, с тем или иным успехом, реализуются в истории человечества. Но главный принцип, который был включен в жизнь рода человеческого Самим Богом, не должен уходить ни из жизни тех, кто облечен властью, ни из нашей с вами жизни. Никто не должен сказать про нынешнее поколение православных людей, что они от Бога отказались. Тысячелетия отделяют нас с вами от пророка Самуила, но его слова должны запечатлеться в наших умах и сердцах. И каждый из нас должен задавать себе этот ключевой вопрос: «Не предаю ли я своего Господа и Спасителя, своего подлинного Царя и Правителя? Не отказываюсь ли я от Него? Не отдаю ли душу иной силе, чаще всего темной, которая заступает на место светлой силы?»

Наша верность Господу не предполагает сегодня никаких политических обязательств. Церковь не является политической организацией, она отделена от государства, но она объединяет единомышленников, она объединяет народ Божий, в задачу которого входит хранение веры так, как хранил ее Древний Израиль, как хранили ее судьи, как хранили ее пророки, как хранили ее святые праотцы. Через библейские тексты, через богослужебные песнопения то, что было в глубочайшей древности, оживает в нашем религиозном сознании, потому что святые праотцы и для нас, людей современных, остаются авторитетами, духовными вождями, примерами в жизни.

Пусть Господь каждому из нас помогает сопротивляться греховным обстоятельствам жизни так, как сопротивлялись древние, с той лишь разницей, что древние жили до пришествия в мир Христа Спасителя, а мы — после. Древние опирались на мудрость и на свою человеческую силу, а мы можем опираться и на мудрость, и на силу, а если силы нет, то и на слабость свою, потому что подлинной силой, которая помогает христианину спасаться, является сила благодати Божией, дарованная нам и по молитвам праотцев, и по искупительной жертве Самого Господа и Спасителя нашего, через сошествие Духа Святого на апостолов, ставших последователями праотцев и проповедавших Единого Бога, в Троице покланяемого, Емуже слава и держава во веки веков. Аминь.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

ИНТЕРВЬЮ СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА КИРИЛЛА КОРРЕСПОНДЕНТАМ БОЛГАРСКИХ СМИ

Не надо мимикрировать под молодежь, — нужно просто нести молодым те идеи, которые будут для них привлекательны, научиться говорить понятным для них языком. Вот в этом задача священника и задача Церкви.

В преддверии визита в Болгарию Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл ответил на вопросы болгарских журналистов, представляющих газету «Труд», Болгарское национальное телевидение и Болгарское национальное радио.

— Ваше Святейшество, с каким посланием к болгарскому народу Вы едете в Болгарию?

— С тем же посланием, с которым патриархи обычно приезжают в Болгарию, и примерно с тем же, с каким болгарские патриархи приезжают в Россию. Русская и Болгарская Церкви имеют очень долгую историю братских отношений. Именно потому, что наши народы в большинстве своем православные, из-за того, что наши народы имеют много общего в культуре и даже языке, Болгария всегда воспринималась в России как братская страна. История убедительно подтверждает этот тезис. Я приеду в связи с празднованием 140-летия освобождения Болгарии, и мне хотелось бы сказать, что именно Русская Церковь, совершая молебны почти во всех храмах России за страждущий болгарский народ, сформировала общественное мнение, которое повлияло на принятие политических решений относительно участия России в военных действиях на Балканах. Трудно сказать, было ли готово тогдашнее российское правительство к тому, чтобы без поддержки снизу, без общенародной поддержки пойти на такие жертвы. Десятки тысяч погибли, десятки тысяч были искалечены, лишились здоровья, и эта жертва была объяснена самым главным и сильным аргументом — мы отдаем жизнь за наших единоверных братьев. Как бы ни складывалась политическая конъюнктура, — а она складывается по-разному, как по-разному складывались политические отношения России и Болгарии, — отношения между Русской и Болгарской Церквями всегда были и остаются братскими и самыми теплыми. Достаточно сказать, что когда возникла так называемая болгаро-греческая схизма и Болгарская Церковь не признавалась в семье Поместных Православных Церквей, то в 1945 году решающим стал голос Русской Православной Церкви в защиту Болгарской Церкви, который и привел в конце концов к признанию автокефалии Болгарской Церкви мировым Православием. А в 1953 году такой же решающий голос Русской Церкви содействовал признанию Болгарского Патриархата, который, как известно, в свое время прекратил свое существование из-за политики Турции. После 1953 года в течение 8 лет нужно было убеждать некоторые Православные Церкви, чтобы Болгарский Патриархат был признан всеми. И здесь я не могу не вспомнить имя своего учителя митрополита Никодима, человека хорошо известного в Болгарии, по крайней мере в то время, который очень много сделал для того, чтобы склонить Поместные Православные Церкви к безоговорочному признанию Болгарского Патриархата.

Вот такие эпизоды были в нашей истории, и я думаю, что братские отношения между нашими Церквями выдержали испытание временем. Хотел бы отметить также то важное обстоятельство, что многие болгары получали образование в духовных заведениях Русской Церкви, а русские православные люди учились в Болгарии. У нас существует русское подворье в Софии и болгарское подворье в Москве. Всё это те самые скрепы, которые сохраняют добрые отношения между нашими Церквями и, надеюсь, влияют положительно на отношения между нашими народами.

— Считаете ли Вы, что современный информационный идол — Интернет — отнимает у человека духовность?

— Идолов вообще создают люди, причем в каждую эпоху — своих. Совсем недавно таким идолом было телевидение — может быть, и остается для многих людей. Люди перестают читать книги и даже газеты, и весь свой досуг проводят перед экраном телевизора, так что Интернет не является в этом отношении чем-то уникальным. А до телевидения огромную роль играли газеты, разного рода политические тексты — да и чего только не было! Попасть в рабство Интернету или нет — а идол есть то, что господствует над человеческим сознанием, — зависит от человека. Точно так же, как сделаться рабом алкоголя или нет, зависит от человека.

В каждую эпоху, в каждое время, в каждом народе люди сталкиваются с различными вызовами, и задача Церкви заключается в том, чтобы научить человека быть свободным. Свободным от внешнего давления, а оно может быть политическим, культурным, информационным. Может быть, главная миссия христианства в современном мире и заключается в том, чтобы оградить человека от рабства, — на фоне громогласных заявлениях о свободе как главной человеческой ценности. Потому что политическая свобода не обеспечивает подлинной свободы духа. Можно быть политически свободным, но закабаленным модой, системой ложных ценностей и идеалов, которые усиленно насаждаются средствами массовой информации и массовой культурой. А человек, опирающийся на систему христианских ценностей, способен дать оценку всему, что происходит вокруг него, причем не следуя той или иной политической или информационной моде, а оставаясь свободным. Если Церковь справится с этой задачей, то мы поможем современному человеку остаться свободным, а значит, сохранить надежду на полноту жизни. Потому что материально богатый, но духовно несвободный человек не может быть счастливым.

— Мы слышали о проблемах с православными храмами на Украине и, предположительно, о гонениях на православных христиан. Есть ли в этих рассказах правда?

— Да, на Украине очень тяжелая ситуация, самые настоящие гонения обрушились на Украинскую Православную Церковь. Только за последнее время захвачено силой 50 храмов. Постоянно происходят нападения на храмы, избивают священников, мирян. Есть документальные кадры, как это происходит, — священник в облачении весь залит кровью, а его избивают и называют оккупантом, хотя он украинец, родившийся на Украине, говорящий по-украински. Избивают только потому, что он находится в канонической Украинской Православной Церкви, которую местные власти и националистические силы называют церковью-оккупантом. Чудовищная ситуация, но, к сожалению, не слышно, чтобы Украину серьезно критиковали за нарушение прав человека и религиозных свобод. И ведь здесь не просто нарушение прав — чудовищное нарушение, с употреблением насилия, причем все это зафиксировано на телевидении, в разного рода документах.

Украинская Православная Церковь сегодня является единственной на Украине миротворческой силой. Ведь украинское общество очень разделено, и то, что происходит на Донбассе, — это гражданская война, в силу того, что часть Украины не приняла того, что принято в другой части страны. Украинское общество оказалось очень поляризованным. Реальных миротворческих силы практически нет, и только Украинская Православная Церковь обладает миротворческим потенциалом. Почему? Потому что у нее паства и на востоке, и на западе, и в центре.

Недавно Украинская Церковь организовала грандиозный миротворческий крестный ход. Верующие с востока и верующие с запада, сотни тысяч людей, пошли в Киев, и это был крестный ход ради мира, ради примирения внутри украинского общества. И мы очень надеемся, что политические турбуленции пройдут и народ снова будет жить спокойно; будут уважаться человеческие права, в том числе религиозные свободы, а Украинская Православная Церковь будет и дальше продолжать свое служение. Есть такая надежда, и мы за это молимся.

— В Болгарии существует крайне отрицательное отношение к так называемой Стамбульской конвенции или, скорее, к той ее части, которая на практике объявляет бессмысленной биологическую сущность мужчины и женщины. Болгарская Православная Церковь выступает против этого документа. А у Русской Православной Церкви есть позиция по этому вопросу?

— Такая же, как и у Болгарской Православной Церкви. Документ, о котором Вы говорите, декларирует, что панацеей от бед, которые могут возникать внутри семьи, в том числе от насилия в отношении женщин, является вмешательство в семейную жизнь со стороны общественных организаций. Мы категорически против этого. Государство, конечно, не должно допускать насилие, но под видом борьбы с насилием нельзя вмешиваться в святая святых личной жизни человека — семейные отношения. Кроме того, этот же документ предполагает соответствующее отношение к такому явлению, как однополые союзы, а Православная Церковь категорически их не приемлет.

Поэтому по вероучительным, богословским соображениям православным очень тяжело соглашаться с такого рода документами. Я приветствую то, что Россия не подписала и не ратифицировала этот документ, и с очень большим пониманием и симпатией отношусь к позиции Болгарской Православной Церкви, которая выступает против ратификации этого документа Болгарией.

— История помнит периоды кризисов в отношениях между Православными Церквями России и Болгарии. Как развиваются эти отношения в последние годы?

— Я хотел бы сказать, что кризиса в отношениях между Церквями никогда не было. Кризисные отношения бывали между государствами. Был период, когда не было дипломатических отношений, был период, когда во время военных действий Россия и Болгария были по разные стороны баррикад. Но Церкви всегда были вместе, — так было на протяжении всей истории. Я уже сказал о поддержке Русской Церковью болгарского Православия, когда оно не признавалось греческим Православием, когда была так называемая болгаро-греческая схизма. Я также упомянул активную позицию Русской Церкви по обеспечению автокефального статуса Болгарской Православной Церкви и Болгарского Патриархата. Поэтому темных, тяжелых страниц в наших межцерковных отношениях не было, и это очень важно. Потому что если в отношениях между Церквями нет темных страниц, значит, и в отношениях между народами их быть не может. Что же касается политики, то политический контекст часто меняется, и важно, чтобы братские народы, вне зависимости от этого, сохраняли добрые отношения и общую систему ценностей.

— Как Вы, Ваше Святейшество, относитесь к экуменизму?

— Экуменизм — это протестантское понятие, мы его употребляем лишь как технический термин. На самом деле речь идет о межхристианском сотрудничестве, а если говорить о богословском сотрудничестве, то оно сегодня очень и очень затруднено, — в первую очередь тем обстоятельством, что протестантские церкви всегда, на протяжении всей истории, шли в фарватере светской мысли. Вот и сегодня либеральные тенденции в протестантском богословии — это результат воздействия на протестантских богословов, на протестантские церкви светских концепций, в том числе прав и свобод человека, которые предполагают, в том числе, изменение отношения к полам, поддержку однополых союзов и так далее. Поэтому, к сожалению, в богословском плане у нас сейчас остановка, и я не вижу возможности реального движения вперед в ближайшие годы. Но не православные в этом виноваты. Мы постоянно говорим нашим братьям-протестантам: нужно иметь больше свободы, больше духа и способности говорить «нет» сильным мира сего. Вот православные научились говорить «нет», потому что у нас была очень тяжелая история, в том числе в отношениях с властями. К сожалению, в протестантском мире мы сегодня видим капитуляцию основных христианских идей перед либеральными философскими подходами к человеческой личности.

Что же касается практического взаимодействия, то, при всех богословских разночтениях, у нас есть, я бы сказал, хороший опыт совместной работы по разным направлениям. В частности, сейчас налаживается серьезный диалог по взаимодействию Православных Церквей, Католической Церкви и протестантских церквей по оказанию гуманитарной помощи в Сирии. Думаю, факт сотрудничества православных с протестантами и католиками в гуманитарной сфере является очень положительным, и мы должны его развивать. Точно так же я думаю, что, поскольку пространство богословского диалога резко сузилось и мы потеряли перспективу достижения соглашений в области богословия, остаются другие области, например культурный диалог. Религии всегда играли важную роль в культуре, и вот сегодня культурный диалог через религиозные организации, через церкви мог бы содействовать установлению большего взаимопонимания между людьми. Так что я вижу, что сохраняется пространство для совместных действий в гуманитарной и культурной сферах.

— Часто Православие обвиняют в цезарепапизме, в том, что Церковь подчиняется власти. Каковы отношения Русской Православной Церкви с государством, где место Церкви в государстве?

— В дореволюционное время Православная Церковь в России была под властью государства; я уж не говорю о греческих Церквях, находившихся на территориях, контролируемых исламом, — там вообще трудно говорить хоть о какой-то свободе и независимости Церкви. Но и в Российской империи, согласно всем законам начиная с Петра I, фактически главой Церкви был император, и Церковь была включена в государственную систему. Она была частью этой системы и очень от этого пострадала, потому что была лишена возможности обращаться к обществу с посланием, касающимся не только личной морали, но и общественных или политических вопросов. От имени Церкви говорил император, а Церковь молчала. Многие проблемы, которые начали возникать еще в XVIII и особенно в XIX — начале XX веков и в конце концов привели к революционным событиям, сформировались в условиях этого вакуума. Церковь не имела возможности напрямую обращаться к людям, ее голос по самым важным злободневным вопросам общество не слышало. Это и есть результаты цезарепапизма.

Затем наступило тяжелое время гонений, когда уже ни о каком цезарепапизме речи не шло. Речь шла о выживании, и вы знаете, что сотни тысяч мучеников и исповедников погибли на территории бывшего Советского Союза, но сохранили верность Православию и Церкви.

Что же касается нынешних условий, то Церковь в России отделена от государства. Государство никак не вмешивается в церковные дела, а Церковь не вмешивается в дела государственные. Никогда Патриарх не говорит с главой государства на тему назначения государственных деятелей, как никогда за все время моего патриаршества (а я знаю, что и за время патриаршества моего предшественника Святейшего Алексия) никто из государственных чиновников не обсуждал с Патриархом темы назначения епископов или других церковнослужителей. У нас полная автономия во всех внутренних вопросах. Но Церковь играет большую роль в обществе, и значительный процент людей отождествляет себя с Православием. Не такой большой процент по воскресеньям ходит в храм, хотя ходят. Согласно последней статистике 80% населения заявили, что знают, что такое Великий пост, и значительный часть сообщила, что будет поститься во время Великого поста. Сейчас постное меню вы можете найти и в государственных учреждениях, и в светских ресторанах, то есть люди стали очень активно воспринимать православные традиции и участвовать в них.

Ничего подобного цезарепапизму в современной России, конечно, нет. Мы очень дорожим возможностью принимать решения, которые не определяются никакой внешней силой, в том числе государством. Но, кроме того, нужно помнить, что Московский Патриархат — это Церковь не только Российской Федерации, но и Украины, Белоруссии, Казахстана, и вообще мы присутствуем в 60 странах мира. Ни о каком цезарепапизме речи быть не может, потому что цезарепапизм в одном государстве может очень не устраивать другое государство. Поэтому мы считаем, что Церковь должна быть независима от государства, то есть оставаться свободной в принятии решений, которые касаются ее внутренней жизни.

— У нас все больше и больше трудностей наблюдается в процессе приобщения молодых людей к Церкви, а также в деле христианского воспитания. Есть ли подобные сложности в России, и как Вы справляетесь со светской ориентацией общества?

— Проблема молодежи существует. Все-таки большинство молодых людей не посещает храмы, — это очевидно. Но количество активной молодежи в Церкви растет. Мы считаем, что работа с молодежью сегодня является приоритетом для Русской Православной Церкви, и предприняли конкретные шаги, которые помогают нам усилить работу среди молодежи. Так, мы провели в России реформу приходской жизни. Мы настаиваем на том, чтобы в приходах — на каждом приходе или по крайней мере тех, где есть материальные возможности, были, помимо священника, диакона и церковнослужителей, люди, ответственные за молодежную, социальную, миссионерскую работу. И мы не просто провозгласили принцип, что в каждом приходе должны быть активисты, — мы создали систему их подготовки. В наших высших учебных заведениях появились факультеты и курсы, на которых мы готовим таких специалистов. Не каждый человек может пойти учиться специально по этой профессии, люди чаще всего совмещают приходскую работу с какой-то другой, но, тем не менее, они нуждаются в получении образования. Поэтому мы создаем также краткосрочные курсы обучения и повышения квалификации мирян, которые работают в социальной, молодежной, образовательной сферах. Какие-то успехи у нас уже есть — еще очень небольшие, но все-таки могу назвать несколько цифр. Так, молодежный актив города Москвы, то есть молодые люди, которые активно участвуют в церковной жизни, — это более 8 тысяч человек. Но вокруг этих восьми тысяч еще бОльшая группа молодежи, поэтому мы говорим о десятках тысяч молодых людей, которые принимают активное участие в церковной жизни города Москва.

Но это, опять-таки, меньшинство в отношении к общему количеству молодежи. Главная проблема заключается в том, что общее развитие современной цивилизации не предполагает в ней места для Бога. Речь идет о безбожной, внерелигиозной цивилизации, которая, кстати, сама себя наполняет различными ценностями. Чаще всего это бывают ценности ложные, идолы, как Вы сказали. Эти идолы очень привлекательны для молодежи, — привлекательнее, чем для людей зрелых, у которых уже выработался жизненный опыт, так что они могут отличить одно от другого, хорошее от плохого. Молодые люди очень часто отдают дань моде и начинают поклоняться идолам.

Конечно, работа с молодежью сегодня непростая, но я глубоко убежден в том, что это самый важный приоритет в церковной деятельности. Мы должны научиться работать с молодежью, в том числе через Интернет, через социальные сети. У нас многие священники занимаются проповедью в Интернете и соцсетях, — иногда очень успешно, иногда, на мой взгляд, не совсем правильно. Не люблю, когда священники стараются говорить на языке молодежи, употребляя сленг. Не надо мимикрировать под молодежь, — нужно просто нести молодым те идеи, которые будут для них привлекательны, научиться говорить понятным для них языком. Вот в этом задача священника и задача Церкви.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

8 марта 2018
ПОДРОБНЕЕ

ПАТРИАРШАЯ ПРОПОВЕДЬ В ПРАЗДНИК РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ПОСЛЕ ЛИТУРГИИ В БОГОРОДИЦЕ-РОЖДЕСТВЕНСКОМ МОНАСТЫРЕ

Мы застрахованы от ошибок только в том случае, если главным критерием выбора наших поступков будет желание, готовность соответствовать Божией воле, как она дана нам в Его Божественном законе.

21 сентября 2018 года, в праздник Рождества Пресвятой Богородицы, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершилБожественную литургию в храме Казанской иконы Божией Матери Богородице-Рождественского ставропигиального женского монастыря в Москве. По окончании богослужения Предстоятель Русской Церкви обратился к верующим с Первосвятительским словом.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

В каждый Богородичный праздник мы за Литургией слышим послание апостола Павла Филиппийцам, где о Божией Матери ничего не говорится, — речь идет о Спасителе. Но и к Пресвятой Деве Марии могут быть отнесены слова апостола: «Он был послушен Отцу даже до смерти, и смерти крестной, и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилась всякая тварь — земная, небесная и преисподняя» (см. Флп. 2:8-10).

В этих словах — очень важное послание, имеющее прямое отношение к жизни каждого человека. Бог превознес Сына Своего, потому что Сын смирил Себя и был послушен даже до смерти, и смерти крестной. Чему же был послушен Господь Иисус Христос? Он был послушен воле Триединого Бога — Отца, Сына и Святаго Духа. Он Свою земную жизнь устроял в полном соответствии с волей Божией. И, наверное, это послание апостола Павла читается в Богородичные дни потому, что Дева Мария так же Себя смирила и была послушна воле Божией, даже до крестной смерти Сына Своего.

Слова апостола Павла, относящиеся, как я уже сказал, к Господу и Спасителю, и жизнь Пресвятой Богородицы, соответствующая этим словам, заставляют нас задать один очень важный вопрос. А именно, если самое главное в жизни человека — быть послушным воле Божией, то как эту волю узнать? Мы каждый день вовлекаемся в разные ситуации, очень часто требующие сделать выбор. Иногда этот выбор является критически важным для нас. Каждый приходской священник знает, с какими неожиданными вопросами обращаются иногда верующие на исповеди или просто спрашивая: «Мы не знаем, как нам поступить, — менять место жительства или нет, приобретать квартиру или нет, ехать куда-то или нет?» Иногда священники, в свою очередь, обращаются ко мне с просьбой помочь им найти правильные ответы, на что я обычно говорю: «В таких ситуациях вы не можете дать правильный ответ, потому что он будет от человеческой мудрости, а не от Божественного вдохновения, а нам всем — и духовенству, и монашествующим, и мирянам — нужно научиться жить в соответствии с волей Божией». И если жизнь будет устраиваться в соответствии с волей Божией, то и решения в частных ситуациях будут укладываться в общее русло нашего повиновения Божественной воле.

Но самый главный вопрос остается: а как же узнать, что есть воля Божия? У святителя Иоанна Златоуста мы находим замечательные слова: «Если вы слышите и исполняете Его заповеди, то Он исполняет ваши молитвы». В Божественных заповедях, в Божественном законе, который передается нам через слово Божие, и есть воля Божия, являемая миру через слова человеческие. Нам только нужно научиться эти Божественные заповеди применять к повседневной нашей жизни. Конечно, ни заповеди Моисея, ни заповеди Нагорной проповеди не могут покрыть все многообразие жизненных ситуаций, через которые мы проходим, когда от нас требуется сделать тот или иной выбор, но эти заповеди задают направление, которое поможет избежать ошибок.

Мы застрахованы от ошибок только в том случае, если главным критерием выбора наших поступков будет желание, готовность соответствовать Божией воле, как она дана нам в Его Божественном законе. Поэтому всякий раз, когда мы вспоминаем Деву Марию, Царицу Небесную, Матерь Божию, мы должны представить себе, что именно Она явилась воплощением того идеала, к которому Господь призывает всякого человека. Она Себя полностью предала в руки Божии, Она отдала Свою волю в руки Божии и исполняла Его волю. И сделала это в самом главном, смиренно ответив на Благовещение, принесенное Ей архангелом Гавриилом. А потом и вся Ее жизнь укладывалась в рамки полного подчинения Своей воли воле Божественного Сына.

Дева Мария велика не только тем, что родила Господа и Спасителя, не только тем, что превыше всех ангелов и архангелов и находится ближе всех к Богу, но и тем, что всех нас научила правилу жизни, следуя которому, мы никогда не совершим ошибки. Воля Божия, благая и совершенная, есть то, что каждый из нас должен стремиться осуществить в своей жизни. В послушании Божественной воле, несомненно, будут устрояться ко благу все наши человеческие дела. Этому научены мы от Пресвятой, Пречистой, Преблагословенной Царицы Небесной, Рождество Которой мы так торжественно празднуем как первый великий двунадесятый праздник в новому году, вспоминая Ее жизненный подвиг, Ее благочестивых родителей и, самое главное, вспоминая сам дивный образ Девы, послушной Богу до конца Своей земной жизни. Аминь.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

25 сентября 2018
ПОДРОБНЕЕ

СЛОВО СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА КИРИЛЛА ПОСЛЕ ЛИТУРГИИ В МОНАСТЫРЕ НОВОМУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ ЦЕРКВИ РУССКОЙ В АЛАПАЕВСКЕ

Каждый, кто терпит, будучи незаслуженно обиженным, должен не гневаться на весь мир, а понимать: и незаслуженную обиду нужно перенести с терпением, чтобы обрести надежду, а надежда, по словам того же апостола Павла, не постыжает.

15 июля 2018 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Литургию в монастыре Новомучеников и исповедников Церкви Русской в Алапаевске. Обитель построена рядом с шахтой, где приняли мученическую смерть преподобномученицы Елисавета Феодоровна и инокиня Варвара. По окончании богослужения Святейший Владыка обратился к верующим с проповедью.

Ваше Блаженство! Ваше Высокопреосвященства и Преосвященства! Дорогие отцы, братья и сестры!

Всех вас поздравляю с воскресным днем! По стечению исторических обстоятельств мы имели возможность совершить здесь Божественную литургию и освятить храм в честь Феодоровской иконы Божией Матери, связанной с династией Романовых, — храм, который находится рядом с местом гибели святой преподобномученицы Елисаветы, инокини Варвары и иных представителей царской фамилии.

Трудно представить, глядя на это место, на эту уже практически полностью засыпанную шахту, тот страх и ужас, охватившие ни в чем не повинных людей, которых привели к этому обрыву, чтобы сбросить вниз. И рука не остановилась! А ведь перед палачами были не преступники, а люди, которые не нарушили ни одного закона, которые не представляли никакой угрозы, потому что отказались от всякой политической борьбы, от всяких претензий на власть. Единственная причина, почему Елисавета Феодоровна осталась в России, а не уехала за рубеж, где бы жила благополучно вместе с родственниками, — это то, что она не могла оставить страну, которая стала для нее второй Родиной, Церковь, которой она служила верой и правдой, учредив Марфо-Мариинскую обитель и научив очень многих русских людей соединять свою православную веру с реальным доброделанием. Покинуть Россию было выше ее сил, и в этом не было никакой политики — только сильное религиозное чувство и любовь к стране, ставшей для нее действительно второй Родиной.

Размышляя об этой трагедии, я подумал, почему же палачи не расстреляли святую Елисавету? Ужасная казнь, но все-таки мгновенная смерть… Почему нужно было эту хрупкую женщину в монашеской одежде сбрасывать живой в эту глубокую яму? Почему нужно было сбрасывать живыми всех остальных? Почему нужно было бросать гранаты, даже не зная, погибнут ли от них люди или будут страдать, мучаясь от ран? Никаким революционным порывом, никаким стремлением к социальной справедливости, никакой борьбой с эксплуататорами — ничем, что декларировалось как причина революции, невозможно оправдать эту безумную диавольскую злобу. Но понять можно, особенно нам, христианам. Очень многое открывает нам Господь через нашу веру, — достаточно вспомнить Самого Христа Спасителя. Почему Он был распят? Для кого Он представлял угрозу? Какие злые дела Он совершал? Ни одного человека Он не обидел, но исцелял, поднимал с одра болезни, воскрешал… Перед Его делами благоговели тысячи людей, но не остановилась рука гонителей, — безгрешного истязали, избивали и окровавленного распяли. Думаю, после Голгофской жертвы очень важной частью нашего церковного предания стало понимание жертвы как искупления грехов. Господь через крестную жертву искупил грехи всего человеческого рода, потому что Он был и Бог, и Человек. Но каждый, кто проходит через страдания, будучи невинным, тоже приносит жертву Господу. И, наверное, не только о своих грехах он приносит жертву, как агнец непорочный, закалаемый силами зла. Такую жертву принесла и преподобномученица Елисавета, как чистая агница, закланная здесь теми, кто пылал злобой и с чьей жизнью, темной и страшной, был несовместим свет, который излучала преподобномученица и погибшие вместе с ней люди.

Сегодня в рядовом воскресном чтении (Рим. 15:1-7) мы находим такие слова апостола Павла: «Терпением утверждается надежда». Вообще связь между терпением и надеждой — это очень сильная мысль, которую апостол Павел проводит через целый ряд своих текстов. И это неслучайно, потому что без надежды не может быть терпения, а без терпения не может быть надежды. Человек терпит, потому что надеется. Даже приговоренный к страшной болезни терпит нередко эту болезнь, потому что надеется, и как часто бывает, что надежда не посрамляет! Как сказал преподобный Нил Синайский, тот, кто терпит, подражает Христу, и это правильные слова. Каждый, кто терпит, будучи незаслуженно обиженным, должен не гневаться на весь мир, а понимать: и незаслуженную обиду нужно перенести с терпением, чтобы обрести надежду, а надежда, по словам того же апостола Павла, не постыжает (Рим. 5:5).

Какую же надежду имела святая преподобномученица? Ведь она была умным, реально мыслящим человеком. Она понимала, что в эту страшную шахту их сбросили и забросали гранатами не для того, чтобы потом спустить им лестницу и спасти. Она понимала, что это конец. Святая преподобномученица Елисавета Феодоровна умерла мучительной смертью от голода и жажды, будучи, несомненно, раненой, поскольку невозможно было не получить ранений, падая в шахту, и не пострадать от осколков брошенных туда гранат. Но преподобномученица имела надежду, хотя и понимала, что ее надежда никак не связана с земной жизнью. Земная жизнь осталась там, наверху, она была уже на пути к иной жизни и верила в эту жизнь. И надежда ее не была посрамлена, так что святой преподобномученице Елисавете еще хватило сил, срывая монашескую одежду, перевязывать раны тем, кто вместе с ней пострадал в этой страшной шахте.

Я хотел бы сердечно поблагодарить всех, кто потрудился для создания этого монастыря. Я имел возможность побывать ранее на этом месте, но, подъехав сейчас к монастырю, практически ничего не узнал, — так все изменилось за эти годы. Благодарю владыку Викентия, который потрудился на этом месте. Благодарю владыку Кирилла, который трудится, умножая славу этих святых мест Екатеринбургской земли. И благодарю всех, кто внес свою лепту, кто потрудился для того, чтобы память о святой преподобномученице Елисавете, инокине Варваре и прочих погубленных здесь, на этой земле, сохранялась в нашем народе и в нашей благодарной памяти.

Молитвами святых Царственных страстотерпцев, преподобномученицы Елисаветы и инокини Варвары, и всех убиенных Господь да хранит землю Русскую и хранит в сердцах наших веру православную, которая и дает нам надежду, а надежда не постыжает. Поэтому мы верим в дальнейшее возрождение народа нашего, Церкви нашей, в укрепление духовной жизни людей, без которых не может быть полноты человеческой жизни и не может быть настоящего человеческого счастья. Исполненные этой надежды, будем с удвоенными силами служить достижению той цели, которая сегодня стоит перед нашей Церковью, ибо мы наследники святых новомучеников и исповедников Церкви Русской. Они со своих Голгоф вручили нам духовный мандат заботься о народе нашем, о его спасении, о его духовной жизни, и, видя всех вас, посещая практически все концы земли Русской и наблюдая духовное возрождение народа, я осознаю, что мы сейчас находимся на очень важном отрезке исторического бытия, с которым будет непременно связано возрождение веры и Отечества нашего. Аминь.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

16 июля 2018
ПОДРОБНЕЕ

СЛОВО СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА КИРИЛЛА НА ПЛЕНАРНОМ ЗАСЕДАНИИ ВСЕРОССИЙСКОГО СЪЕЗДА УЧИТЕЛЕЙ РУССКОЙ СЛОВЕСНОСТИ

Наша культура — в том виде, в каком мы ее знаем и любим, в том виде, в каком она известна во всем мире, — буквально пропитана христианскими духовно-нравственными ценностями и идеалами.

7 ноября 2018 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл принял участие в пленарном заседании Всероссийского съезда учителей русской словесности, состоявшемся в Ломоносовском корпусе Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова. Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к участникам съезда со словом.

Уважаемый Виктор Антонович!

Хотел бы сердечно поблагодарить Вас за доклад, который помог мне войти в проблематику этого съезда и понять то, что до сих пор находилось вне моего внимания. Ваш взгляд математика на филологию, на преподавание русского языка считаю очень важным и заслуживающим самого пристального внимания. Благодарю Вас также за гостеприимство, которое Вы нам оказываете — и педагогам, и всем гостям этого съезда. Собираться в стенах Московского университета всегда приятно; высокая честь — находиться в этих стенах, чтобы вместе с профессорами, преподавателями, студентами разделять эту замечательную атмосферу творчества.

Дорогие участники съезда!

Хотел бы всех вас сердечно приветствовать. Конечно, главная причина, по которой я сегодня здесь, — это принятое мной обязательство возглавить Общество русской словесности. Я уже рассказывал, как Владимир Владимирович предложил, чтобы именно я возглавил это общество. Я позволил себе выдвинуть некоторые аргументы против этого назначения, но, как говорится, не был услышан. Ну, а потом я был поддержан общественностью и принял на себя такое, как мы в Церкви говорим, послушание. О чем совсем не жалею, потому что это вводит меня в проблематику изучения русской литературы, русского языка, вводит в соприкосновение с замечательными нашими учеными, педагогами, с которыми я время от времени встречаюсь.

Хотелось бы также сказать несколько слов по теме съезда. Виктор Антонович уже цитировал Юрия Михайловича Лотмана, — я имел возможность быть близко знакомым с ним, с его супругой. Мы принимали участие в разного рода общих мероприятиях и провели достаточно много времени в беседах. Храню в памяти образ замечательного ученого, человека, критически мыслящего, обладавшего свежим взглядом на проблемы и прекрасного популяризатора тех идей, которые он вынашивал. И если вспомнить то, что говорил Лотман о культуре, то позвольте процитировать одну краткую фразу: «Культура — это сложный механизм познания» (Лотман Ю.М. Культура и информация). Познания истории и традиции своего народа, познания самого себя. Действительно, через культуру осуществляется познание мира, потому что культура несет в себе и прошлое, и настоящее, и даже будущее.

Есть много общего между тем, как формируется церковное вероучение и тем, как формируется культурный пласт. И то, и другое осуществляется через такой замечательный механизм, как традиция, по-русски «предание». Вероучение Православной Церкви основывается не только на изучении Библии и других базовых текстов, но и на предании, на традиции, которая передает неповрежденно ценности из поколения в поколение.

Мы знаем, что в связи с появлением рационализма и позитивизма в XVII-XIX вв. начался отказ от традиции как механизма передачи ценностей. Еще ранее, в начале нового времени, в XVI веке отказ от предания в религиозной сфере привел к созданию протестантизма. А протестантизм — это попытка основывать религиозные убеждения исключительно на рациональном фундаменте. Произошла большая путаница: наука — это система, которая основывается на рациональном знании, а религия основывается частично на рациональном знании (поскольку в религиозной системе есть место теологии, богословию, научным знаниям, связанным с предметами, которые помогают понять религиозный феномен), но и на чем-то другом, в первую очередь на ценностях, которые сохраняются через предание. Поэтому я решил сегодня сказать несколько слов о предании, о традиции как о системе передачи ценностей.

В чем ошибка революций? В чем причина абсолютной неудачи большинства революций? В том, что революция радикально ломает этот поток передачи ценностей, отказывается от того, чтобы традиции, предание влияли на новую реальность. Помните: «Весь мир насилья мы разрушим До основанья, а затем Мы наш, мы новый мир построим…»? Так вот, невозможно до основания разрушить мир и реально построить новый мир, — потому что мы все принадлежим настоящему и прошлому. Вот замечательный доклад Виктора Антоновича — это уже прошлое, то, что сохранится в нашей памяти, сохранится в текстах, в предании, в традиции университета и, может быть, того сообщества, которое здесь сегодня собралось. Очень важно понимать значение традиции, в том числе в сфере педагогики.

Конечно, культура включает в себя достижения человека во всех сферах деятельности — точных науках, общественных дисциплинах, гуманитарных отраслях знания. Но в бóльшей степени, конечно, культуру мы постигаем, обращаясь к гуманитарной области человеческой деятельности. Поэтому особое значение в наше время, достаточно рациональное и технократическое, когда появляются новые способы и средства коммуникации, приобретает преподавание гуманитарных дисциплин. История, философия, искусство, филология расширяют границы мира человека, помогают ему осознать себя как личность и как часть народа, ставят пред ним важные мировоззренческие вопросы, формируют и развивают культуру мысли и культуру слова. В связи с этим значение преподавания русского языка и русской литературы в школе, а также трудов учителей словесности и их вклада в воспитание подрастающего поколения невозможно переоценить. И чем больше будут развиваться технические средства коммуникации, тем важнее будет то, чем вы занимаетесь, потому что техническим средствам коммуникации нужно будет с бόльшей энергией, бόльшей силой, бόльшей убедительностью передавать то свидетельство, которое приходит к нам из замечательной культурной традиции нашего народа и которое вы призваны актуализировать каждый раз, когда приходите в класс. Потому что вы — свидетели замечательной культурной традиции нашего народа, и научиться актуализировать эту традицию значит сохранять живыми и русский язык, и русскую литературу, и ценности, которые передаются через язык и через литературу.

О важности изучения языка для понимания культуры сказано немало: от самых крайних положений о предопределенности мировосприятия и представлений людей их родным языком (например, «гипотеза о лингвистической относительности», авторы которой, американские лингвисты Бенджамин Ли Уорф и Эдуард Сепир, полагали, что язык определяет мышление и способ познания человека) до более сбалансированных позиций. Но ясно одно: язык — это важнейшая форма национальной культуры и внешнее проявление духа народа. «Язык народа есть его дух, и дух народа есть его язык» (В. фон Гумбольдт. О различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное развитие человечества). На мой взгляд, эти очень сильные слова Вильгельма фон Гумбольдта следует запомнить. И если язык — это проявление духа народа, то литература есть, несомненно, яркое выражение его исторического, духовного, культурного и жизненного опыта, передающегося через культурную традицию.

Наша цивилизация в значительной степени выросла из православного понимания сущности бытия. Наша культура — в том виде, в каком мы ее знаем и любим, в том виде, в каком она известна во всем мире, — буквально пропитана христианскими духовно-нравственными ценностями и идеалами. Именно православная вера воспитала в народе ту красоту и благородство души, которые запечатлены в русской литературе и в русском искусстве. Без понимания этой простой истины невозможно изучать творчество русских писателей, невозможно постичь богатства отечественной культуры, ощутить глубокую духовную связь времен, потому что духовно-нравственный код, заложенный в природу нашего человека и сформированный через традицию, обусловлен в первую очередь воспитанием, основанным на христианских ценностях.

Вспоминая школьные годы, всегда с большой благодарностью отзываюсь о своих преподавателях словесности. В советское время, невзирая на особенности идеологического контекста эпохи, уроки литературы были для нас глотком свежего воздуха. Мы с восторгом читали произведения Пушкина, Гоголя, Достоевского и Толстого, поражались глубинами, которые открывались в этом чтении. Нам казалось, что мы прикасались к чему-то сокровенному и очень важному. Именно чтение классической русской литературы помогало миллионам советских школьников осознать свою непосредственную причастность к русской культуре и ее богатейшему наследию, почувствовать себя частью огромной цивилизации с тысячелетней историей и духовной традицией.

Но если в советские годы непросто было преодолеть идеологические препоны и «железные занавесы», то сегодня, в эпоху Интернета и господства информации, учителям словесности приходится сталкиваться с трудностями совершенно иного рода. Современный человек, начиная с самого юного возраста, настолько привыкает к исключительно эмоциональному восприятию действительности и ярким аудиовизуальным образам, что зачастую оказывается неспособен к критическому и логическому осмыслению информации. Образ поражает Картинка поражает. Хлесткое слово входит в сознание и память так, как не входят передаваемые через воспитание ценности. Это беда, с которой мы все должны попытаться справиться. У современного человека формируется клиповое сознание, — Вы, кажется, об этом сказали, Виктор Антонович. Он не может видеть вещи целостно, системно. Он неразборчив в чтении, в просмотре фильмов, в музыке. К чему это приводит в конечном итоге? Это приводит к тому, что настоящее, крепкое знание подменяется мнением, точкой зрения, причем точкой зрения большинства или точкой зрения того блогера, у которого больше лайков. В интернет-пространстве возникают авторитеты, которые, несомненно, оказывают влияние на нашу молодежную среду, но по большей части не могут оказывать полезное влияние на юные души. Видимо, этим и обусловлена настороженность родителей, их страх перед увлечением детей Интернетом. Люди часто обращаются к духовникам с вопросом: «Что делать? Я сына (или дочь) не могу узнать. Он часами сидит перед компьютером, у него потеряна связь с родителями, с братьями и сестрами».

Эту проблему в свое время особенно остро поставил перед широкой общественностью почивший уже ныне академик Андрей Анатольевич Зализняк — выдающийся отечественный лингвист и популяризатор гуманитарной науки. Почему рациональное, обладающее мощной доказательной базой научное знание вдруг оказывается на периферии, а его место занимают псевдонаучные теории и всякого рода «новые хронологии», которые по сути обесценивают тысячелетний путь культурного развития, пройденный нашим народом, которые становятся известными исключительно благодаря некритическому отношению к поступающей информации?

Мне как Патриарху очевидны духовные причины этого тревожного процесса. Если из образования выпадает воспитательная составляющая, если мы воспитываем ребенка вне системы ценностей, на которых основана наша культура, откуда же у него возьмется способность отличать добро от зла, а истину от лжи? Современная постмодернистская культура навязывает нам тезис: нет никаких объективных истин; сколько голов, столько и умов; твоя собственная идея и является для тебя абсолютной истиной. При таком подходе для человека уже нет авторитетов, нет никаких «тормозов», и он, в свою очередь, готов поверить в любую яркую и самую нелепую теорию, если только она ему нравится. Через этот акцент на личную свободу, на абсолютную автономию человеческой личности общество становится легко управляемым и внушаемым, потому что каждого, кто воспитан в мысли, что он все решает и никаких особых авторитетов нет, легко превратить в инструмент влияния, в том числе со стороны сил глобального масштаба.

Но мы призваны научить молодых людей ценить настоящую культуру и отличать в лавинообразном информационном потоке шумы от сигналов. Мы призваны прививать юношеству любовь к чтению, к классической русской литературе, к грамотному и красивому русскому языку, к нашей богатой духовной традиции. Перед вами, учителями словесности, стоит задача поистине государственной важности, задача общенационального масштаба. И в этом смысле роль учителя школы приобретает в нынешних условиях огромное значение и очень высокий смысл. И я бы очень хотел, чтобы вы, мои дорогие, покинули Москву с этим пониманием особой значимости вашего труда, особой ответственности вашей за судьбу нашего народа и за судьбу нашего Отечества.

Отрадно, что за последние два года в системе образования произошли позитивные изменения. Многое сделано для формирования единого общеобразовательного пространства, — среди прочего можно вспомнить утверждение концепции развития русского языка и литературы, отечественной истории, математического образования. В российские школы, наконец, вернулись сочинения. Реализуются различные внешкольные программы, направленные на патриотическое воспитание молодежи. Так, одним из самых масштабных стал Всероссийский конкурс сочинений «Россия, устремленная в будущее», который Президент объявил в прошлом году. Почти два миллиона школьников приняли участие в этом состязании, и это, безусловно, очень хороший результат.

В ходе работы Общества русской словесности возникло предложение о введении в школьные программы так называемого «золотого канона» русской литературы — перечня произведений, которые школьник должен непременно прочитать. И я надеюсь, что в тесном взаимодействии с Министерством просвещения и педагогическим сообществом мы сможем договориться об этом. Должен заметить, что это ни в коем случае не снизит вариативность образовательной программы. Напротив, это важный шаг к привитию молодым людям вкуса к хорошему чтению, отсутствие которого является, по мысли великого русского педагога Василия Александровича Сухомлинского, одной из причин духовной пустоты.

Еще раз хотел бы сказать, что этот канон, «золотой канон», как мы его назвали, не должен никак влиять на свободу выбора педагогов. Это должен быть минимальный набор текстов, обязательных для прочтения школьниками. Через прочтение этих художественных текстов мы будем способны оказать благотворное влияние на юношество, прививая ему высокие идеалы нравственности, духовности, патриотизма. И на вас, преподавателях русского языка и литературы, лежит огромная ответственность по воспитанию подрастающего поколения сограждан. Сограждан, которые бы искренне любили свое Отечество, его историю и культуру, а через это — свой народ. От результатов ваших трудов во многом зависит, как уже было сказано, будущее страны и будущее нашего народа. Желаю всем вам помощи Божией в этом высоком и ответственном служении.

Сердечно благодарю за внимание и призываю на всех Божие благословение. И хотел бы в заключение предложить учредить Премию Общества русской словесности для учителей русского языка и литературы за особый вклад в воспитание нации и сохранение культурного наследия нашей страны. Если это будет одобрено, то в рамках работы Общества русской словесности мы разработаем положение об этой премии и начнем ее вручать. Еще раз сердечно вас приветствую.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

8 ноября 2018
ПОДРОБНЕЕ
Scroll Up